Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Смирнов Б.Л.

My Meeting With Mahabharata / Моя встреча с Махабхаратой

The times of India /Таймз оф Индия/ Bombay: Sunday, February 27, 1966. № 57 /Бомбей: Воскресенье, 27 февраля, 1966. №57 /, формат doc, djvu
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Индия | Статьи о Махабхарате
Описание
Отзывы

My Meeting With Mahabharata / Моя встреча с Махабхаратой

Вверх


Моя встреча с Махабхаратой

---------------

Медицинская профессия стала своего рода традицией в нашей семье. Мой отец проработал сельским врачом в течение 18 лет, и только в последние годы своей жизни переехал в город. Трое из четырёх его сыновей – включая меня – решили продолжить профессию отца.
Трое из нас окончили Военно-Медицинскую Академию в Петрограде, сейчас Ленинграде. Кроме пристального интереса ко всему, связанному с медициной, все члены нашей семьи очень любили литературу. Мои братья писали стихи; моя мать любила писать рассказы, и некоторые из них были опубликованы в юношеских журналах. Она также очень любила фольклор, к которому я тоже начал проявлять большой интерес. Так уже в дни моей юности, во мне зародилась любовь к произведениям фольклора.
В дни, когда наш век был ещё молодым, большинство образованных семей были привержены своего рода «культу языка», что означало, что все постоянно следили за речью каждого, была ли она правильной и хорошей, и чтобы ни одно слово не было произнесено неправильно или с неточным ударением. В то время была очень популярной игра, не забытая и сегодня: приводилась какая-то цитата, обычно несколько строк из стихотворения, и нужно было назвать автора и название произведения, откуда была взята эта цитата. Эта игра развила в нас чувство языка, улучшила речь и привила нам глубокую любовь к литературе.
Врач

Но меня также весьма притягивала жизнь врача, ведь уже в бытность школьником у меня вошло в привычку помогать отцу во время приготовления им лекарств, микстур и т. п. Больше всего в медицине меня привлекала ясность практической цели. И я, наконец, решил, что медицинское образование, без поступления в специальное учебное заведение, получить невозможно, тогда как гуманитарные науки можно было изучить самостоятельно.
Я был на пятом курсе Военно-медицинской академии, когда вспыхнула Первая мировая война, в результате чего курс нашего обучения сократили, и мы досрочно окончили обучение в декабре 1914 года.
Прошло три года. В марте 1918 года, проезжая через Киев, я случайно наткнулся на магазин подержанных книг и увидел учебник санскритского языка профессора Киевского Университета Кнауэра. К тому времени я владел английским, французским и немецким и подумал: «Почему бы для разнообразия не изучить санскрит?» И я купил учебник. Так был сделан мною первый шаг в изучении санскрита.
Краткое изучение

Но времени не хватало, и я мог уделять санскриту только 30 минут в день, так как моя настоящая работа занимала большую часть моего времени. Однако к началу зимы 1918-1919 я уже был способен разбирать некоторые санскритские тексты и, в частности, поэму «Величие супружеской верности» / «Савитри» из третьей книги Махабхараты.
В последующие годы моё изучение санскрита было отодвинуто на задний план, поскольку Россия была втянута в гражданскую войну. Так как я был врачом в Красной Армии, я не мог проводить время в лингвистических занятиях. После гражданской войны я, конечно, мог проводить больше времени, изучая санскрит, хотя в то время я усердно работал над своей диссертацией, после защиты которой, я надеялся получить место доцента на кафедре нервных болезней Киевского Медицинского Института.
Мне посчастливилось достать Бхагавад Гиту, напечатанную шрифтом деванагари. Мне по-прежнему сопутствовала удача, когда удалось достать словарь довольно необычным образом. В результате наводнения в Ленинграде в 1930 году, некоторые крайне редкие книги появились в магазинах подержанных книг. Эти книги, прежде хранившиеся в подвале библиотеки Академии Наук, считались испорченными наводнением и поэтому продавались. Среди них был хорошо известный Большой Петербургский Словарь Бётлинга и Рота, который уже давно числился во всех каталогах Восточной литературы как «редчайший». Так я купил один из этих словарей с печатью «испорчен наводнением», но должен сказать, что единственным заметным признаком наводнения была эта печать.
Теперь вопрос со словарём был благополучно решён. Все остальные трудности были менее существенны. Кроме словаря, мне удалось достать учебник санскрита, составленный Бюллером (Стокгольм, 1923).
Теперь моя работа стала намного плодотворней, хотя я в течение 1930 г. подготовил и представил на рассмотрение кандидатскую и докторскую диссертации по медицине. К этому времени я изучил всю доступную литературу по Гите в ленинградской библиотеке им. Салтыкова-Щедрина, в библиотеке ленинградского филиала Академии Наук Института Востоковедения и в московской библиотеке им. Ленина. Список книг дан во второй и седьмой книгах выпусков переводов Махабхараты.
Возможность

На протяжении Второй Мировой Войны я работал в Туркмении, и мне часто приходилось лететь в различные места лечить пациентов и делать нейрохирургические операции. Время, проведённое в перелётах, было использовано для моих занятий санскритом, и, должен сказать, что я мог сделать довольно много, учитывая, что больничные самолёты летали со скоростью не больше 95 или 100 км/час.
С 1955 по 1963 гг. Туркменская Академия Наук опубликовала серию моих переводов Махабхараты. В целом, я перевёл 20.000 шлок или двустиший. В течение нескольких лет были изданы три моих статьи о Махабхарате, а также четыре статьи на тему индийской философии для Философской Энциклопедии.
_______________



My Meeting With Mahabharata

---------------
The medical profession has established itself as a kind of tradition in our family. My father had worked as a village physician for 18 years and only towards the later years of his life moved into town. Three of his four sons — of whom I am one — decided to take up their father's profession.
The three of us graduated from the Army Medical College in Petrograd, now Leningrad. Besides taking a keen interest in everything connected with medicine, all members of our family were very fond of literature. My brothers wrote poems; my mother liked to write stories and some of them were published in youth magazines. She also had a great love for folklore in which I too began to take great interest. Thus, already in the days of my youth a love for works of folklore had been born in me.
In the days when our century was still young, most of the educated families were afflicted with a sort of "language cult", which meant that everyone constantly watched everybody else's speech, whether it was correct and good and that no words were mispronounced or wrongly stressed. A game, not yet forgotten today, was very popular in those days: a certain quotation was cited, usually some lines of verse, and you had to name the author and the title of the work from which the quotation was taken. This game developed in us a feeling for language, improved speech and instilled in us a profound love for literature.
Physician

But I also felt greatly attracted to the life of a physician, as already in my schooldays I got into the habit of helping my father while he mixed medicines, solutions, etc. What attracted me most in medicine was the clearness of the practical purpose. And I finally decided that it was impossible to receive a medical education without attending a special institution, whereas the humanities could be studied independently.
I was in my fifth year at the Army Medical College when the First World War broke out, as a result of which our curriculum was shortened and we graduated in December 1914, ahead of time.
Three years went by. In March 1918, while passing through Kiev, I accidentally dropped in at a secondhand book-store and came across a manual of the Sanskrit language by Knauer, a professor of Kiev University. By that time I had gained command of English. French and German and thought: "Why not study Sanskrit for a change?" So I bought the text-book. Thus, my first step in the study of Sanskrit was made.
Short Study

But time was short and I could only allot 30 minutes a day to Sanskrit, as my current work took up most of my time. However, when the winter of 1918-1919 began, I was already able to decipher some Sanskrit texts and, in particular, the poem "The Grandeur of Conjugal Faithfulness" | "Savitri" from the Third Book of the Mahabharata.
In the years that followed, my studies of Sanskrit were forced to the background as Russia was plunged into the Civil War. There was no time to spend on linguistic studies, as I was a physician in the Red Army. After the Civil War I could naturally spend more time on Sanskrit, although at that time I was working very intensively on my thesis, after the presentation of which I hoped to receive the position of assistant professor at the Kiev Medical College Chair for Neurotic Diseases.
I was lucky enough to come across the Bhagavad Gita published in the Devanagari script. Still greater success awaited me when I managed to acquire a dictionary in the following rather unusual way. As a result of a flood in Leningrad in 1930, some extremely rare books cropped up in secondhand book-stores. These books, previously kept in the basement of the Academy of Sciences library were considered damaged by the flood and consequently were sold. Among them was the well-known Big Petersburg Dictionary by Bettling and Root, which had long since been listed in all catalogues of Oriental literature as "rarissime". So I bought one of these dictionaries bearing the stamp "damaged by the flood", but I must say that the stamp was the only noticeable trace left by it.
Now that the question of the dictionary was favourably solved. I all other difficulties were of less importance. Besides the dictionary, I managed to acquire a Sanskrit manual written by Bueller (Stockholm, 1923).
My work had now become much more fruitful, although I prepared and submitted a candidate's and a doctor's thesis on medical subjects in the course of the 1930s. At the same time I studied all the literature on the Gita, which was available in the Saltykov-Schedrin Library in Leningrad, in the Library of the Leningrad Branch of the Academy of Sciences Institute of Oriental Studies and in the Moscow Lenin Library. The list of books is given in the second and seventh books of the series of translations from the Mahabharata.
Opportunity

During the Second World War I worked in Turkmenia and was often summoned to fly to different places to treat patients and perform neurosurgical operations. The time spent in flights was used on my Sanskrit studies and I must say that I could do a lot, considering that in those days hospital planes flew at a speed not exceeding 95 or 100 km. per hour.
From 1955 to 1963 the Turkmen Academy of Sciences printed a series of my translations of the Mahabharata. I translated altogether 20,000 slokas or couplets. In the course of the same years, three of my articles on the Mahabharata, as well as four articles dealing with Indian philosophy for the Philosophical Encyclopaedia were primed.





Одна из книг Махабхараты в переводе автора, и его любимый сувенир статуэтка Авалокитешвара

One of the books of the Mahabharata translated by the author and his favourite souvenir, an Avalokiteshvara statuette.


Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Индия | Статьи о Махабхарате
Заходов на страницу: 1636
Последний заход: 2019-07-24 00:07:06