Учителя России СМИРНОВ Б.Л. ФЕДОРОВ Н.Ф. ДАНИЛЕВСКИЙ Н.Я.
БИБЛИОТЕКА ВЫСКАЗЫВАНИЯ ФОТОАРХИВ НОВОСТИ ГОСТЕВАЯ КОНТАКТЫ

Семенов П. Н.

Николай Яковлевич Данилевский. Некролог.

С.-Петербург, Типография А. С. Суворина. Эртелев пер., д. 11—2, 1885 г.
Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Вокруг Данилевского
Описание
Отзывы

Николай Яковлевич Данилевский. Некролог.

Вверх


НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ ДАНИЛЕВСКИЙ.
---------------

Николай Яковлевич Данилевский, скончавшийся в Тифлисе 7 ноября, в командировке по исследованию рыболовства озера Гохчи, принадлежал к числу тех людей, деятельность которых по их необыкновенной скромности не пользуется при их жизни всею заслуженною ею известностью. Он умер внезапно, вдали от горячо любимой им семьи, вследствие болезни сердца. Припадки этой болезни развились у него только с весны нынешнего года, но он, по своей необыкновенной добросовестности, не хотел отложить своей командировки до будущего года. Всякий, кому дорога русская наука, кто принимаете к сердцу ее успехи и кто лично знал Николая Яковлевича, с глубокою скорбию прочел известие о кончине этого высоко даровитого, неутомимого исследователя нашего отечества. Это был энциклопедически образованный, глубоко ученый и самобытный мыслитель и натуралист и цельный, необыкновенно симпатичный, до глубины души русский человек. Наука в своих выводах и результатах, конечно, космополитична, но приемы и методы ее национальны и самобытны, и Николай Яковлевич представляет своими исследованиями и трудами лучший пример и доказательство этой мысли, что он и выразил так прекрасно своим замечательным сочинением «Россия и Европа», стяжавшим ему в Австрии наименование «апостола славянства». Жизнь и оценка учено-литературных трудов и деятельность этого замечательного человека заслуживают, без сомнения, особой монографии. В настоящее время мы должны ограничиться только некоторыми фактическими данными о жизни и трудах покойного.

Николай Яковлевич родился 28 ноября 1822 года. До поступления своего, в 1837 году, в царскосельский лицей, он воспитывался, благодаря кочевой жизни своего отца, военного генерала, то в пансионах в Верро (Лифл. губ.), в Москве, то дома. Здесь он приобрел знакомство с иностранными языками (франц., немецк. и англ.), которыми прекрасно владел. Уже с лицейской скамьи он обнаруживал свои выдающиеся дарования, изумительную память, страстную любовь к чтению и постоянной работе мысли. Выйдя из лицея1 12 декабря 1842 г. и поступив, на службу в канцелярию военного министерства, Николай Яковлевич окончил еще и курс естественных наук кандидатом с.-петербургского университета, сдал магистерский экзамен и приготовил диссертацию «Орловская флора». Но ему не суждено было защитить эту диссертацию по неожиданным для него обстоятельствам повлиявшим на всю его будущую жизнь и отклонившим его от профессорской деятельности. Занимаясь по поручению Вольно-Экономического Общества исследованием границ черноземной полосы России и ее флоры с другим магистрантом, П. П. Семеновым, он был арестован в Тульской губернии и заключен в Петропавловскую крепость по делу Петрашевского. Освобожденный от суда по совершенной своей невиновности, он был, по повелению императора Николая Павловича, определен на службу в канцелярию вологодского губернатора 20 мая 1850 года, а в 1852 году переведен, в канцелярию самарского губернатора. В этот небольшой промежуток времени было сделано Николаем Яковлевичем, при всей скудости материала, бывшего у него под руками, два весьма талантливым, исследования: «О движении народонаселения в России» и «Климат Вологодской губернии», из которых первое было удостоено большой премии Жукова от Географического Общества, а за второе это же Общество присудило ему малую золотую медаль. По представлению Географического Общества и ходатайству оренбургского и самарского генерал-губернатора графа Перовского, оценившего ум и выдающиеся дарования покойного, Николай Яковлевич был (по Высочайшему повелению 18 июня 1853 г.) командирован в ученую экспедицию, под начальством К. М. Бэра, для исследования рыболовства на Волге и Каспийском море. Академик Бэр оценил глубокие познания и способности молодого ученого, как это видно из его сочинения «Kaspische Studien», напечатанного в Mélanges Physiques et Chimiques de L'Académie Imp. des sciences de St.-Petersbourg, 1855 г. 5 октября 1857 г. Николай Яковлевич был переведен (Высочайшим приказом) в число чиновников, состоящих при департаменте сельского хозяйства министерства государственных имуществ и с этого времени вся служебная деятельность покойного принадлежала уже этому министерству2. С 1853 до 1871 года Николай Яковлевич непрерывно трудился в ученых экспедициях, в первой из них под руководством К. М. Бэра, а в прочих — самостоятельно, для исследования рыболовства Белого и Ледовитого морей (1858 г.) Псковского и Чудского озер (1862 г.), северо-западных озер России (по Высочайшему повелению (9 марта 1870 г.), для исследования Кубанской дельты и состояния сельского хозяйства и рыбных промыслов в Архангельской губернии (1868 г.) и для составления (1861 г.) и применения (1868 г.) правил о рыбных и тюленьих промыслах. Все наше законодательство о рыболовстве принадлежит мысли и перу Н. Я. Данилевского.

Во время одной из своих экспедиций он удостоился чести сопровождать в путешествии на север России его императорское высочество великого князя Алексея Александровича.

Сделавшись одним из лучших наших ихтиологов, Николай Яковлевич написал капитальные сочинения о рыболовстве в России, перечень которых читатели найдут ниже, в библиографическом списке трудов его. За исследование кубанской дельты, напечатанное в «Записках Географического Общества», последнее присудило Николаю Яковлевичу высшую свою награду — большую константиновскую медаль.

Командированный в 1872 г. в Крым Н. Я. Данилевский составил проект правил о пользовании проточными водами в Крыму, правил, в которых так нуждается южный берег, а с осени 1880 г. уже и не покидал Крыма, призванный в качестве председателя филоксерной комиссии для борьбы с бичом виноградников. Обладая обширными познаниями в естественных науках и, что в этом деле особенно важно, практическим умом и тактом в применении этих знаний к делу, Николай Яковлевич, изучив это дело со свойственной ему основательностью, своими энергичными и разумными приемами достиг уже таких результатов в этой трудной борьба, которыми не может похвалиться ни одно европейское государство3. Франция, Швейцария, Австрия, Испания и Италия, тратя ежегодно миллионы на лечение виноградников и засаживание их якобы устойчивыми от филоксеры видами американских лоз, убывающими с каждым годом, уже насчитывают более полумиллиона десятин, зараженных филоксерою. Николай Яковлевич пользовался такою популярностью и уважением среди местных жителей Крыма и таким авторитетом в этом деле, как и во всяком, за которое он брался, что крымские садовладельцы горячо будут сожалеть о преждевременной его кончине.

Николай Яковлевич всю жизнь неутомимо следил за ходом развитая естественных наук с зоркостью, соответствующею его дарованиям, а также и за политическими событиями. При его необыкновенной памяти и глубоких энциклопедических познаниях, не покажется удивительным разнообразие его учено-литературных трудов, носящих печать сильного логического ума, самобытности и внесших каждый что-нибудь новое в науку. Приведем случай, подтверждающий наши слова. В 1881 году, прочитав сочинение К. Я. Грота (ныне профессора Варшавского университета) «Моравия и Мадьяры», Николай Яковлевич написал ему письмо с изложением своего взгляда на пути, которыми пришли мадьяры с Урала в Лебедию. Профессор Грот, специально изучивший историю мадьяр, проверил взгляд Н. Я. Данилевского и с разрешения автора напечатал это письмо в «Записках Географического Общества» со своею статьей, в которой признал, что вопрос о пути переселения мадьяр окончательно выяснен Н. Я. Данилевским. Приведем другой пример, свидетельствующий также о необыкновенной начитанности и удивительной памяти покойного. В последнюю турецкую войну неприятельский флот грозил высадкою десанта на южный берег Крыма; Николай Яковлевича жил в это время в своем имении Мшатке (под Байдарскими воротами, на берегу моря) и, опасаясь высадки, уложил всю свою библиотеку и имущество и отправил их за хребет гор Яйлы, в деревню Байдары; находясь долгое время без книг и под страхом высадки турок, он написал в это время но поводу событий на Балканском полуострове две статьи, проникнутые патриотизмом и обнаруживающие глубокое знание истории и положения европейских государств: «Конференция или даже конгресс» и «Общеевропейские интересы». Хотя при написании этих довольно обширных статей, он не имел никаких пособий, обе они обнаруживают обычную его основательность: одна из них, например, заключает в себе подробный разбор пунктов парижского трактата 1856 года. Изъездив Россию и изучив ее не только в естественно-историческом, но и в экономическом отношении, Николай Яковлевич в своем исследовании «По поводу низкого курса наших бумажных денег» сделал много важных указаний на новые источники доходов государства, изложил, со свойственною ему ясностью и логикою, свой взгляд на зависимость денежного курса от торгового (расчетного) баланса государства и высказал едва ли не самые остроумные соображения из всех, какие мы только встречали в политико-экономической литературе, в пользу покровительственной системы тарифов.

В заключение этого краткого очерка нельзя не упомянуть о капитальном сочинении «Дарвинизм. Критическое исследование», которое не суждено было Николаю Яковлевичу докончить так, как он его замыслил. Проживая последнее время в своем имении, среди богатой природы Крыма, он мог, не развлекаемый городскою жизнью, удалять от служебных обязанностей больше времени своим любимым занятиям естественными науками, предаваться чтению ученых сочинений и, обдумывая и проверяя прочитанное, сосредоточивать свою глубокую мысль, дошедшую, можно сказать, до апогея своей зрелости и теперь так преждевременно угасшую. У него за последнее время составилась большая библиотека, в которой видное место занимает обширная литература по дарвинизму, на четырех языках. В самом непродолжительном времени выйдет первый том этого большого сочинения, на которое был посвящен четырехлетний усидчивый труд и в котором вылились все результаты наблюдений, исследований, познаний и мысли неутомимого ученого по биологии4.

Уже из одного приведенного нами краткого указания на труды покойного можно составить понятие об обширной его деятельности. Ближайшее знакомство с его разнообразными трудами свидетельствует, что во всякой области знаний, которую он затрагивал, он всегда становился на ту научную высоту предмета, которая делала его авторитетом во всем, чем он занимался. Мы забыли упомянуть еще статью Николая Яковлевича о конституции в России, напечатанную в 1881 году в «Московских Ведомостях» и весьма любопытные статьи: «Происхождение нашего нигилизма» и «Г. Владимир Соловьев о православии и католицизме», в которых автор является не только глубоким мыслителем, по и горячим патриотом и ученым теологом, высоко держащим знамя православия.

Если можно так выразиться, Н. Я. Данилевский принадлежал к числу тех редких людей, которых можно было бы назвать «искателями истины», которой он всю жизнь служил всеми своими трудами, всею душою и всеми своими помыслами. Как прекрасно выразился один из близких друзой покойного, сказав, что, «как ни много он сделал, в нем самом было еще больше добра и света, чем в его трудах». Всякого, кто знал Николая Яковлевича, поражала неотразимая сила и ясность его ума, при необыкновенной скромности, сила убеждений, твердость характера, детская чистота и прямота его души, и нельзя было не почувствовать глубокой к нему симпатии. «Для всех близких к покойному с ним сошли в могилу незаменимые сокровища ума и души».

Прилагаемый список сочинений Н. Я. Данилевского, к сожалению, не может считаться полным.

1) «Россия и Европа». Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. 1871. Спб. 8°, 542. (Напечатано было первоначально в журнале «Заря»).

2) «Россия и франко-германская война». (Дополнение к статье Россия и Европа). Журнал «Заря». 1870.

3) «Конференция или даже конгресс». «Русский Мир», 1878, №№ 74 и 75.

4) «Общеевропейские интересы». «Русский Мир». 1878, №№ 92, 99 и 101.

5) «Россия и восточный вопрос». «Русская Речь». 1871).

6) О пути мадьяр с Урала в Лебедию. Изв. Импер. Русск. Геогр. Общ., т. XIX.

7) «Происхождение нашего нигилизма». По поводу статьи: Этюды господствующего мировоззрения. «Русь». 1884, №№ 22 и 23.

8) «Г. Владимир Соловьев о православии и католицизме». Изв. Спб. Славян. Благотв. Общ. 1885, №№ 2 и 3.

9) «Дополнение к опыту областного великорусского словаря Даля». Спб. 1869. 8°, 17.

10) Отчет по исследованию экономического положения Архангельской губ. «Правит. Вестн.». 1868, и отдельная брошюра.

11) «О значении общинного хозяйства у казаков на Урале». Зап. Геогр. Общ.

12) «Несколько мыслей по поводу низкого курса наших бумажных денег и некоторых других экономических явлений и вопросов». «Русский Вестник». 1883, №№ 8 и 9.

13) «Климат Вологодской губернии». Спб. 1853. Зап. Геогр. Общ., т. IX. 8°, 224.

14) «О движении народонаселения в России». Журн. Мин. Вн. Дел. 1852.

15) «Исследование о Кубанской дельте». Зап. Геогр. Общ. 1865. 8°, 180.

16) Отчеты Выс. учр. экспедиции для исследования рыбных и звериных промыслов на Белом и Ледовитом морях, Кубенском озере и в Норвегии за 1859—1861 гг. Журн. Мин. Гос. Им., 1860—1861.

17) «Взгляд на рыболовство в России», «Сельское хозяйство и лесоводство». 1867. 8°, 44 и на франц. языке послано на парижскую выставку с коллекциями по русскому рыболовству.

18) «Исследования о состоянии рыболовства в России», изданные Мин. Гос. Им. в 9 томах, из коих III, V, VI, VIII и IX принадлежат Н. Я. Данилевскому.

Т. III. Описание уральского рыболовства. 1800. 4°, 106.

Т. V. Статистика каспийского рыболовства. 1869. 4°, 72+150.

Т. VI. Рыбные и звериные промыслы на Белом и Ледовитом морях. 1862. 4° 257.

Т. VIII. Описание рыболовства на Черном и Азовском морях. 1871. 4°, 315.

Т. IX. Описание рыболовства в северо-западных озерах. 1875. 4°, 151.

19) «Дарвинизм. Критическое исследование». Спб. 1885. 8°. Часть I, 519. Часть II, 546+148.

По поводу борьбы с филоксерою, кроме многих газетных статей, напечатанных в «Новом Времени» и «Московских Ведомостях» (напр. в 1881 г. 14 апреля, № 102):

20) Филоксера на южном берегу Крыма и средства борьбы с нею. Феодосия. 1880. 8°. 29.

21) Отчет о результатах поездки заграницу председателя филоксерной комиссии. Отдельная брошюра. Симферополь. 5 февраля 1881 г.

22) «Сравнение методов борьбы с филоксерою». Симферополь. 1881. 8°, 47.

23) Отчет о деятельности по уничтожению филоксеры в Крыму ген.-адъют. бар. А. Н. Корфа. Спб. 1882. Стр. 97—140.

П. Н. Семенов.


---------------

Примечания:

1В XII выпуске, к которому принадлежат: гр. Дм. Андр. Толстой (1-я золотая медаль), Петр Ник. Стремоухов (серебр. мед.), Ник. Мартын. Гартинг, Ник. Вас. Пальчиков, Ник. Петр. Семенов, Алекс. Феод. Бегер, покойный Юр. Вас. Толстой и другие.

2Н. Я. Данилевский был членом Ученого Комитета (с 1 октября 1862 г.) и Совета министерства государственных имуществ (с 16 августа 1871 г.); в 1884 году он был произведен в тайные советники.

3В Крыму, обладающем около 6,000 десятинами отличных виноградников, благодаря энергии министерства государственных имуществ, генерал-адъютанта барона А. Н. Корфа и Николая Яковлевича, пожертвовавшего для общего блага и всеми собственными отличными виноградниками, остается теперь единственный небольшой очаг заразы (в Мухалатке), в котором отыскивались только по несколько зараженных кустов в год и который предположено уже уничтожить, чтобы радикально покончить с филоксерой в Крыму. Останется только ежегодно некоторое время производить осмотры виноградников и окрестностях, чтобы, в случае неожиданного появления филоксеры:, иметь возможность без больших затрат уничтожить немедленно очаг заразы и не дать ему увеличиться.

4Труд этот напечатан иждивением Меркурия Елеазаровича Комарова, как дань уважения к уму, дарованиям, высоким качествам и глубоко русскому направленно покойного.


Вернуться обратно | Список КИТов | Каталог | Россия | Вокруг Данилевского
Заходов на страницу: 2789
Последний заход: 2019-05-20 17:31:38